Добрый призрак
«Весь мир — театр, в нем женщины, мужчины — все актеры;
у них свои есть выходы, уходы...»
У. Шекспир



Театр «Эмпресс» первоначально был ведущим в сети театров Знаменитых игроков. Дж.С. Ламберт начал его строительство в 1910 году на улице, которая сейчас называется Мэйн Стрит, во время расцвета Форт-Маклеода. В театре проводились водевили, концерты, лекции, ставились спектакли и показывались фильмы. В январе 1910 года в «Летбридж Геральд» сообщалось, что новое здание будет «театром первого класса, где современной будет каждая деталь». Строительство театра завершилось в 1912 году, и он открылся.
В 1937 году Дэниел Бойл купил «Эмпресс» и сделал несколько значительных обновлений. Он установил кабину проекции изображения над новым сделанным им 100-местным балконом. Он также оградил вестибюль, добавил туалеты и необходимые для любого кинотеатра принадлежности. В дополнение к новой конструкции Бойл добавил декоративные предметы, такие как модернизированную осветительную арматуру, портьеры и неоновые лампочки в форме тюльпанов на металлическом потолке.
С 1937 по 1982 год здание оставалось прежним, и театральные постановки, показ фильмов, посетители и время взяли свое. В 1982 году Общество провинциальной исторической области Форт-Маклеод вступило во владение зданием, и в 1988 году организация потратила более 1 миллиона долларов на реставрацию «Эмпресс» до его былого великолепия.

Хотя нет фактов каких-либо смертей в «Эмпресс», сведения о привидениях появляются еще до 1988 года, но после введения новшеств активность призраков значительно возросла. С 1986 по 1990 год Джей Русселл был членом «Театральной компании Великого Запада» — труппы, которая работала на театр «Эмпресс». Он рассказал о его встрече с привидением — это был один из первых фактов о появлении привидений в «Эмпресс».
«Моя теория состоит в том, что когда начался ремонт, тогда начали происходить странности, — сказал Русселл. — У здания, конечно, цементное основание, но там, где находились кресла, основание было из гравия. Они начали выкапывать различные редкие старые вещи, такие как старый плакат Текса Риттера и тому подобное. Я думаю, что когда они начали вносить новшества, то что-то нарушили».
Русселл увидел привидение в июне 1988 года. В то время он учился в университете, а летом пытался подрабатывать в театре. Из-за канцелярской ошибки, он не получил платежного чека, поэтому жил практически без средств к существованию. Когда его театральная труппа решила устроить ланч, Русселл не примкнул к компании и поэтому остался один в здании. «Я не пошел, потому что был действительно беден. Я позавтракал и решил, что не буду тратить деньги; я собирался остаться. Кроме того, у меня появился шанс осмотреть театр. Я спустился вниз по старым деревянным ступенькам — они были скрипучими; в любое время можно было слышать, если по ним кто-то спускается.
В подвале было несколько комнат для переодеваний, но они были по-настоящему крошечными. У нас тоже были комнаты для переодеваний, но под них была отведена большая площадь; мы называли ее Бойлер Рум. Она была достаточно большой, и мы садились в ней и ждали своего выхода. А рядом находилась комната, которую мы называли Свамп Кулер Рум.
В Свамп Кулер Рум нет ни одной лампочки и ни одного выключателя. В комнате есть большая стальная дверь, но на двери изнутри не было ручки. Я подпер дверь и открыл ее, потому что я знал, что там находились вещи. Когда я открыл дверь, то увидел старинный орган. Он выглядел так, как будто был весь разломан. Поэтому я направился к органу. Я вошел в темноту, дальше становилось все темнее и темнее; я вытянул руку, пытаясь нащупать этот старый инструмент или что-нибудь еще. И как только я коснулся его, то услышал позади себя громкий хохот, как будто кто-то разыгрывает меня. Он не был жутким; это был просто сильный хохот, от которого болит живот. И вдруг подпорка на двери исчезла, и дверь захлопнулась. И затем шлеп, шлеп, шлеп, шлеп вверх по ступенькам. Кто-то смеялся и бежал вверх по ступенькам. Я сходил с ума. У театральных парней полно шуток, но они не возвращались через минуту или около этого. Я не узнал смех. И я бы слышал, что кто-то спускается по ступенькам, но я этого не слышал, слышал только, как кто-то поднимается».
Русселл сидел в совершенно темной и тихой комнате полтора часа, пока труппа не вернулась с завтрака. Они услышали, как он зовет на помощь, и вытащили его оттуда. Русселл сказал: «Они все ручались, что были вместе и что никто не уходил с ланча».

Диана Сегбор родилась и выросла в Форт-Маклеоде, так же как и ее родители. Сегбор занимала разные управленческие должности, начиная с исполнительного члена и заканчивая генеральным директором. «Я всегда слышала о привидениях, даже когда была ребенком, — говорит Сегбор. — Когда мы детьми ходили в театр, мы слышали, как там предположительно все происходило, но сама я ничего не испытывала до тех пор, пока не стала работать в театре. Несколько маленьких детей видели кого-то позади себя в зеркале. Они описали его как пожилого джентльмена с очень волосатыми руками».
Первое личное испытание Дианы Сегбор в «Эмпресс» произошло в начале 1990-х годов, когда она вошла в театр, хотя он был закрыт, чтобы сделать опись аппаратной. «Я прошла фойе и зашла в аппаратную, — сказала она. — Я услышала какие-то шаги вниз по лестнице и подумала: "Гм, я думала, что была одна, но, может быть, Майк [другой работник театра] был в здании?" Шаги все продолжались и продолжались, и очень скоро я услышала их прямо за собой, и затем они прекратились. Я почувствовала изменение воздуха — из обычного он превратился в холодный. Я положила блокнот, в котором делала записи, и прошла в переднюю дверь».
В первую встречу с призраком Сегбор сильно испугалась, но со временем, в последующие встречи, она привыкла к ним и принимала каждое столкновение со сверхъестественным за нечто особенное.
В театре «Эмпресс» есть сигнализация с детекторами, срабатывающими на движение. В 1990-х годах Сегбор работала оператором на телефоне в охранной компании, когда сработала сигнализация. Она вспоминает несколько походов к театру в середине ночи для встречи с полицией и для обхода здания. Одной ночью к Сегбор поступил звонок от охранной компании, и она решила не просить полицию встретить ее у театра, потому что эти звонки стали раздаваться каждый день, и у нее была подруга, которая могла составить ей компанию в обходе здания. Сегбор сказала: «Мы включили все лампочки, но ничего не нашли. Джойс, которая была со мной, напевала песню. Я не могу вспомнить ее, но мы выходили из переднего входа, и она напевала эту песню. Как только я собралась открыть дверь, он [призрак] просвистел конец песни. Джойс обернулась и замерла. Она не могла поверить этому! Она спросила: "Ты слышала?" и я сказала: "Да, я слышала это". И мы вышли. Очевидно, он был с нами, когда мы осматривали здание".

Стефен Делано работает координатором летнего театра в «Эмпресс». Он рассказал о многих похождениях привидений, о которых слышал в «Эмпрессе». «Он любит играть с занавесями во время представлений, — сказал Делано. — Также у нас в театре на потолке есть большие неоновые лампы в виде тюльпанов. Ему нравится с ними играть — он включает и выключает их во время представлений и тому подобное».

Из-за невинной, но все же жуткой природы некоторых случаев с привидениями Диана Сегбор полагает, что в «Эмпрессе» может обитать дух ребенка или даже несколько детей. «Иногда слышны бегающие шаги по коридору. Шаги быстрые, как будто их делают короткие ноги», — сказала она. Над сиденьями театра также подшучивают. В театре «Эмпресс» довольно стандартные кресла, которые складываются для прохода между рядами, но эти кресла не на пружинах. Когда кресла подняты, они остаются поднятыми, и когда их опускают, они остаются в таком же положении... обычно. «Я была на балконе и поднимала кресла, и в следующем ряду, в том, где я только что закончила поднимать кресла, они начали опускаться так же быстро, как я их поднимала. Одно за другим», — сказала Сегбор.
Балкон — это место, где актеры во время представления, по их словам, видели пожилого, крепкого сложения джентльмена с волосатыми руками, который во время представлений сидел на одном и том же месте. Спустя некоторое время джентльмен исчезал. Когда актеры расспрашивали позже зрителей, никто из них не мог сказать, что видел кого-то поблизости, там, где этого мужчину видели актеры. Его видели только избранные на сцене.
Призраки театра также проделывают и другие шутки. Делано рассказывал: «Ему нравится доставать мусор прямо из мусорного ведра. Люди говорили, что они ходили и собирали мелкий мусор и выбрасывали его, затем возвращались через несколько минут, а мусор был на прежнем месте».

Популярной теорией о подлинности призрака в «Эмпрессе» является теория о Дене Бойле, потому что призрак не появлялся до реконструкции, а обычные сверхъестественные силы имеют свойство брать все больше руководство в свои руки — играть с занавесями, неоновым светом, креслами и т.п. Но есть и второе подозрение. Делано: «Это мог быть швейцар, который работал здесь с 1950-х годов. У этого швейцара была вторая работа на аукционной продаже. Он был загадочно найден мертвым как-то ночью на аукционной продаже, и никому не известно, как он умер. Многие люди думают, что это привидение того мужчины, потому что он любил выпить, работал на аукционной продаже и курил сигары. Часто, когда появляется призрак, чувствуется запах алкоголя, навоза или сигар. Вот почему многие люди думают, что это именно тот человек».
Диана Сегбор соглашается, что привидением, вероятнее всего, является швейцар. Она объяснила почему: «Я помню Дена Бойла. Я помню его, когда я была маленькой и обычно ходила в театр, и он был очень маленьким. Это описание сильно противоречит тому, о котором рассказывали». Сегбор описала большого человека с волосатыми руками своим родителям, когда ребенком впервые услышала о привидении; ее отец полагал, что описание соответствовало швейцару, который был загадочно убит в 1950-х годах на аукционной продаже.
Другим обычным примером появления призрака является тот случай, когда приходят посетители и покупают билеты у пожилого джентльмена в кассе, и позже они выясняют, что в ту ночь в кассе работала только женщина. Десятилетиями кто-то охраняет представления, здание и людей внутри. Никто не чувствует испуга в присутствии призрака, и он стал одним из любимчиков актеров. Для него весь театр «Эмпресс» — это его сцена.

источники
1

@темы: Канада